воскресенье, 19 октября 2014 г.

Шестнадцатая книга - шестнадцатый отзыв

Даниил Гранин. Клавдия Вилор.

В последнее время читаю и перечитываю книги Даниила Гранина: он всегда был в числе тех писателей, чьи книги  влияют на моё мировоззрение, на мои мысли, на мой ( в какой-то степени) образ жизни. Помню ещё в детстве, посмотрев фильм "Иду на грозу", прочитала книгу Д. Гранина, по которой был поставлен фильм, и она стала моей настольной книгой. Образ ученого всегда для меня являлся образом загадочным, и не столько потому, что он открывает новое, а в основном для меня интересна его жизнь: как он строит её, как проводит день, его распорядок дня. что приводит его к этим новым открытиям. Документальная повесть "Клавдия Вилор" не про ученого, но про настоящего человека, про женщину-комиссара, которую не сломили фашистские застенки. Она смогла выдержать и выстоять (не знаю как, я бы точно не смогла), и сбежать. И каждый человек, который встречался ей на пути, помогал ей, укрывал. делился последней крошкой. А она шла с одной мыслей: вновь и вновь бороться против врагов. И, конечно, начиная изучение в 8 классе А.С. Пушкина "Капитанской дочки" я не могла не прочитать следующие строки:

Её больше всего на свете хотелось, чтобы её дочь и родные знали, что она погибла как честный человек, никого не выдав, не дав согласие служить фашистам. Она относилась к себе уже как к человеку неживому, как к расстрелянному. её будущее заключалось лишь в возможности как-то передать вот эту последнюю весть. Её интересовало только одно - честь, собственная честь. Она хотела оставить эту честь, которую она хранила из последних сил, ради которой она терпела все муки... Есть старое выражение: "Жизнь - Родине, а честь - никому" В конце концов, она старалась действительно не ради кого-нибудь, а ради себя, ради своей чести. Жизни давно уже не было, с той минуты, как она попала в плен, а честь была, и честь она никому не отдавала.
[...]
Потом, много позже, она дойдет и до другого понятия своей чести, когда самым высшим будет не забота о том, чтобы узнали другие, а забота о своем собственном суде над собой, - перед самой собой ни в чем не погрешить, ни в чем не отступиться!